rac legЯ - врач. Обычный терапевт. Никакого отношения к онкологии я не имею. Я всегда считала, что онкология - самая страшная специальность в медицинской практике.

Слишком много человеческих трагедий проходит через твою душу. А, поскольку я всего лишь терапевт, то я полностью защищена от этих чужих раздирающих душу историй.

Конечно, мы сталкиваемся с онкологией иногда - впервые диагностируем опухоли. Но, на этом всё и заканчивается. Пациенты уходят от нас озабоченные к онкологам, еще не осознающие всего масштаба того, что с ними приключилось. Все трагедии разыгрываются позже. После нас. И я не задумывалась о том, что чувствуют люди, которым поставили этот ужасный диагноз, как живут их близкие рядом во время болезни и после. Но, однажды, я невольно заглянула в чужую и очень нелегкую жизнь. Так получилось.

Я приехала к дочери – когда она работала в другой стране. Я часто навещала ее и все окружающие знали, что я врач. А с врачами там сложная ситуация, их там катастрофически не хватает.

Как-то утром подруга дочери попросила меня помочь нашим соотечественникам, которые попали в очень трудную ситуацию. Заболел ребенок, маленький мальчик. Очень высокая температура, а папа не знает, что делать и очень волнуется. Они посетили местного врача, им назначили лечение, но, папа, скорее всего не понял, что ему объяснил англоговорящий доктор. Позже я смогла помочь отцу ребенка разобраться и перевести монолог врача о причинах болезни его сына и назначенном лечении, встретившись с ним.

Так я невольно окунулась в чужую беду... Горе, которое не понять, не измерить, которое не может оставить равнодушным. Эти детские глаза будут преследовать меня до конца жизни…Огромные, василькового цвета. Так, наверное, смотрят ангелы, а еще дети, пережившие утрату самого близкого и родного человека. Вы, наверное, поняли - его мама больна раком. Рак легких в последней стадии. И уже без надежды. Они попрощались, когда ее увозили в хоспис. И он мне рассказал об этом.

К счастью, болезнь мальчика отступила, и ему стало лучше. А, ведь могла бы точно так же отступить и та, другая страшная и непоправимая беда, если бы…

Сейчас эти «если бы» уже не важны. Но, когда я слушала тихую, сбивчивую исповедь этого еще молодого мужчины – его отца, одна мысль терзала мою душу - почему?!

Да, первые симптомы могут пройти не замеченными, но потом? Они - эти двое самых близких для нее людей - очень просили ее поехать в больницу. Однако человеческая природа, толкнув нас в объятия страха, делает нерешительными и несговорчивыми. Мы боимся. Самого приговора мы боимся больше, чем трудной борьбы с ним. Мне кажется, если бы его мама смогла заглянуть сейчас в эти детские глаза, в которых столько безысходности и тоски, она бы не смогла так просто уйти, оставив их вдвоем со своим горем. У них никого не осталось после ее ухода. Никого! И, что им делать – они не знали. Они не умели жить без нее! Она умирала в хосписе, а они - без нее. Ведь детские глаза не врут…

А, ведь все могло бы сложиться иначе. И тогда эти васильковые глаза сияли бы только радостью и счастьем. Ведь рак не приговор. Его можно побороть, когда близкие рядом.

Помните - вы так нужны своим близким! Не позволяйте детям плакать из-за вашей слабости! Не позволяйте детям познать горе утраты!

Боритесь!

Рак можно победить, смерть - нельзя!

Елена Юрьевна, г. Киев