Почему больные раком не принимают лекарства?

European Society for Medical Oncology (ESMO) Congress
Kate M. O'Rourke October 24, 2016

В Соединенных Штатах примерно 35% пациентов признали, что намеренно, а 65% случайно пропускают прием лекарственных препаратов против рака.
Исследование при поддержке ВОЗ выявило, что соблюдение схемы лечения находилось под сильным влиянием взаимоотношений «врач-пациент».
Несколько лет назад, если бы спросили онкологов о том все ли их пациенты дисциплинированно принимают лекарства, в подавляющем большинстве случаев можно было бы услышать: "Конечно, это же рак!". Сегодня онкологи понимают это по-другому.
Всемирная организация здравоохранения подсчитала, что половина лекарств, выписываемых пациентам для длительного применения не употребляется ими. При анализе 48 исследований, опубликованных начиная с 1990 года, проводилась оценка приверженности пациентов к гормональной терапии рака грудной железы, таргетной терапии хронического миелолейкоза (ХМЛ), выявившая большую вариабельность соблюдения режимов применения препаратов - от 14% до 100%.
Сочетание внутренних и внешних факторов может снизить приверженность пациентов к долгосрочной терапии. Новые взгляды на проблему, почему же онкологические больные не принимают их лекарства, продемонстрированы CML Advocates Network Adherence Survey (Сообществом сторонников исследования приверженности больных ХМЛ), в соответствии с результатами исследований групп пациентов с лейкемией. Гиора Шарф (Giora Sharf), одна из основателей Сообщества, представила результаты на Конгрессе Европейского общества медицинской онкологии (ESMO) 2016.
Г. Шарф отметила, что приверженность к лечению является сложной и многофакторной проблемой, особенно в медицинском понимании этого вопроса, в ситуациях, требующих длительной терапии, например, при ХМЛ. Исследования показали, что низкая приверженность к лечению препятствует достижению молекулярных ответов на таргетную терапию ХМЛ.
У пациентов с ХМЛ, леченных иматинибом в течение многих лет, низкая приверженность к лечению явилась основной причиной невозможности получения адекватных молекулярных ответов.
Пропуск каждый месяц более двух-трех суточных доз может негативно повлиять на эффективность терапии. Если пациенты с ХМЛ принимают более 90% дозы их препаратов, у них в большинстве случаев достигается главный молекулярный ответ (major molecular response – MMR, являющийся одной из главных целей лечения ХМЛ). Если пациенты принимают менее чем 90% необходимой дозы лекарств, они имеют всего 15% шансов ММР.
Сторонники исследования приверженности больных ХМЛ прилагают постоянные усилия, используя посыл о проблеме на 12 языках в 79 странах мира.
Большинство пациентов были вовлечены в исследования через интернет-ассоциации пациентов. Во Франции, Германии и Италии врачи набирали в группу анкетирования пациентов во время консультаций. Всего было обработано 2546 заполненных анкет: из них 2151 - онлайн и 395 - на бумажных носителях.
Примерно половина госпитализированных пациентов с ухудшением на фоне назначенного лечения недополучали дозы препаратов случайно, а 20% предпочли пропустить дозу по убеждению. США и Сербия имели выше среднемировых результати неприверженности к терапии, как намеренно, так и ненамеренно.
В США примерно 35% пациентов намеренно пропускали лечебную дозу и 65% пропущенных доз были случайностью. При общем исследовании населения, среднее число пропущенных доз в месяц составило три.
Используя восемь валидированных пунктов Шкалы приверженности к приему лекарств Morisky было выявлено, что 33% пациентов относились к высокому уровню жизни, 47% были классифицированы как представители среднего, и 21% - низкого уровня.
Основные причины невыполнения предписаний врача:
- случайно забыл - 41%,
- решил прервать прием -27%.
К числу других факторов относятся:
- путешествия- 17%,
- из-за слишком плохого самочувствия – 15%,
- из-за наступления вне ночного сна - 9%.
Основными причинами для решения пропустить дозу были указаны пациентами:
- все равно не чувствую себя лучше - 35%,
- для снижения побочных эффектов - 26%.
Случайный пропуск приема препаратов был чаще всего связан с ухудшением памяти у пациентов.
Намеренное уклонение от приема очередной дозы лекарства преимущественно было связано с наличием объективных симптомов.
Почти 10% пациентов утверждали, что их врач сказал им, что кратковременный пропуск дозы препарата не является проблемой.
Участники опроса продемонстрировали разную приверженность к препаратам для терапии ХМЛ:
- nilotinib - 25%,
- imatinib - 36%
- dasatinib - 33%.
Пациенты с низкой приверженностью к соблюдению лечения указывали на нежелание принимать лечение два раза в день и, особенно принимать лекарства в вечернее время.
Не выявлено различий по полу у обследованных, но обнаружены отличия по возрасту: пожилые пациенты были более привержены соблюдать надлежащую схему терапию, чем молодые.
Лиц с низкой приверженностью больше волновали качество жизни, долгосрочные побочные эффекты и непонимание последствий прерывания лечения.
Соблюдение схемы лечения находилось под сильным влиянием взаимоотношений "врач-пациент". Так, пациенты в группе высокой приверженности свидетельствовали, что были очень довольны информацией, полученной от медицинских работников (69% против 45%) и, считали, что врач их полностью устраивал (73% против 53%). Только 5% пациентов, которые считали, что их врач был мало доступным для них, имели высокую приверженность к терапии.
"Общение между пациентом и врачом имеет очень важную роль в последствиях решений пациента, касательно соблюдения лечения", - отметила д-р Шарф. "Когда пациент говорит вам, что принимает препарат каждый день, это может быть не всегда так; вы должны пойти глубже и спросить о проблемах, которые могут повлиять на приверженность к лечению. Врачи играют главную роль в стремлении своих пациентов следовать предписанным назначениям. И это - совместная ответственность врача и пациента".