Глобальное исследование устанавливает новый, основанный на оценке риска стандарт для персонализации химиотерапии у пациентов с раком толстой кишки после оперативного лечения

После оперативного лечения рака толстой кишки с резекцией пораженных лимфатических узлов (этап III), некоторым пациентам может понадобиться только половина длительного курса химиотерапии. При анализе шести клинических испытаний с участием более чем 12 800 пациентов, 3 месяца химиотерапии были почти такими же эффективными, как и 6 месяцев у пациентов, с относительно меньшим риском рецидивов и вызвали меньше побочных эффектов, особенно в плане поражения нервной системы.

Эти данные представлены на пленарном заседании ASCO (представлены четыре аннотации), которые, как считается, имеют наибольший потенциал для оказания помощи пациентам (из более чем 5000 аннотаций, представленных в рамках Ежегодного собрания Американского общества клинической онкологии (ASCO) 2017 года).

Химиотерапия снижает вероятность рецидива рака после оперативного вмешательства. С 2004 года стандартное (адъювантное) лечение после операции представляет собой комбинацию химиотерапевтических агентов (FOLFOX или CAPOX), получаемую в течение шести месяцев.
Цель этого исследования, объединившего данные из 6 исследований, проведенных в Северной Америке, Европе и Азии, заключалась в определении, являются ли 3 месяца химиотерапии столь же эффективными, как и 6 месяцев. В то время как первичная конечная точка не была доказана статистически, более короткий трехмесячный курс химиотерапии был связан с менее чем на 1% меньшим шансом рецидива рака толстой кишки через 3 года по сравнению со стандартным 6-месячным курсом (74,6% против 75,5 %). У пациентов с низким риском рецидива рака (60% пациентов в исследовании) разница была еще меньше (83,1% у пациентов, получавших 3-месячный курс против 83,3% у пациентов, получавших 6-месячный курс).

«Наши результаты могут быть применимы к 400 000 пациентов с раком толстой кишки во всем мире каждый год. Для 60% этих пациентов, у которых более низкий риск рецидива рака, 3 месяца химиотерапии, скорее всего, станут новым стандартом лечения», - сказал главный исследователь Аксель Гротеи, врач-онколог Центра рака клиники Майо в Рочестере, штат Миннесота. «Пациенты с более высоким риском рака толстой кишки, однако, должны обсудить эти результаты со своим врачом, чтобы узнать, подходит ли им более короткий курс терапии с учетом их предпочтения, возраста и переносимости химиотерапии».

Ключевой побочный эффект одной из схем химиотерапий в режиме оксалиплатина - это повреждение нервных волокон, что может привести к постоянному онемению, парестезиям и болевому синдрому. Чем дольше пациент получает оксалиплатин, тем больше вероятность серьезного и долговременного повреждения нервных окончаний. Клинические проявления (онемение/покалывание рук и ног) были значительно менее распространены у пациентов, получавших трехмесячный курс химиотерапии в сравнении с 6-месячным курсом (15% против 45% с FOLFOX и 17% против 48% с CAPOX).
«Многие побочные эффекты химиотерапии, такие как выпадение волос, проходят со временем, но повреждение нервов является побочным эффектом, с которым некоторые пациенты должны справляться всю оставшуюся жизнь», - сказал доктор Гротеи.

Это исследование представляет собой проспективный, заранее спланированный анализ объединенных данных из шести одновременных клинических исследований III фазы, проведенных в 12 странах. Он был создан более 10 лет назад в качестве так называемого сотрудничества IDEA (Международная оценка продолжительности адъювантной терапии). Руководящий комитет курировал проект исследования, а независимый статистический центр рассмотрел результаты всех шести клинических исследований (результаты трех из них представлены на ежегодном собрании ASCO). Исследование получило только государственное финансирование.
«Нам понадобилось большое количество пациентов, чтобы ответить на вопрос о цели исследования, но в то время, когда это исследование началось в 2007 году, было невозможно провести одно исследование такого размера в любой точке мира», - сказал доктор Гротеи. «С более чем 12 834 пациентов - это самое крупное сотрудничество в своем роде в онкологической практике».

Ключевые результаты

Пациентов наблюдали в течение медианного времени в 39 месяцев. Для всех пациентов уровень безрецидивной выживаемости через 3 года был несколько ниже после с 3-х месячного курса химиотерапии, чем после 6-месячного курса химиотерапии (74,6% против 75,5%). Выбор выбранного режима химиотерапии повлиял на разницу в трехлетней безрецидивной выживаемости в течение 3-месячной и 6-месячной продолжительности лечения (75,9% против 74,8% при CAPOX и 73,6% против 76,0% с FOLFOX), хотя разница была относительно небольшой в обоих случаях.
В подгруппе пациентов с раком толстой кишки с более низким риском (определяемым как распространение опухоли до 1-3 лимфатических узлов и не тотально на всю стенку кишечника), безрецидивная 3-летняя выживаемость была почти одинаковой у группы, получившей 3- (83,1% ) и 6- месячные курсы химиотерапии (83,3%).
Частота клинически значимого (2 или более) повреждений нервных волокон различалась в зависимости от типа получаемого химиотерапевтического режима, но была неизменно выше у группы пациентов, которые получали 6-месячный (в сравнении с 3-месячным) курс химиотерапии (45% против 15% с FOLFOX и 48% против 17% с CAPOX).
«Помимо повреждения нервов, более длительная химиотерапия также предполагает большую вероятность развития диареи и утомляемости, требующих медикаментозной коррекции», - сказал доктор Гротеи.
«Это чрезвычайно важная работа, которая завтра отразится на качестве жизни многих пациентов, и позволит нам обеспечить более персонализированный подход при диагнозе рака толстой кишки. Хотя решение вопроса «можем ли мы дать меньший по объему курс лечения?» имеет большое значение для пациентов и их врачей, редко можно увидеть этот тип исследования. Учитывая, что эти вопросы вряд ли будут интересны фармацевтической промышленности, федеральная поддержка этих испытаний имеет решающее значение», - сказал д-р Бакстер.
Это исследование финансировалось грантами из Совета медицинских исследований, Национального института исследований в области здравоохранения, Национального института рака, Итальянского агентства лекарственных средств (AIFA), Японского фонда многодисциплинарного лечения рака, Министерства здравоохранения Франции и Французского национального института рака (Inca).

По материалам ASCO (Июнь, 2017)